Акция «Память» 2005
(сценарий)

Ведущая: Гродно – один из старейших городов Белоруссии. Его история насчитывает почти 880 лет. Уже во времена Древней Руси город стал ее важным бастионом на северо-западном рубеже. С этим связывают и происхождение самого названия города, возникшего от слова "городить" или "огораживать" – а значит, защищать Родную землю.

Ведущий: Скупые строки древних летописей донесли до нас сладость побед и горечь поражений городничан. Но никогда наши предки не склоняли своих голов. Пройдя через все испытания, Гродно сохранил за собой славу политического, экономического и культурного центра.

Ведущая: Поэтому совсем не случайно в 1940 году в городе были открыты первые среднеспециальные и высшие учебные заведения – кооперативный, строительный и физкультурный техникумы, педучилище, педагогический институт. По существу, уже тогда был заложен фундамент нашего родного – Гродненского государственного университета имени Янки Купалы.

Ведущий: К началу 1941 года в Гродно уже проживало 70 тысяч человек, действовало 33 предприятия, 21 школа, 2 театра, 5 кинотеатров, 3 библиотеки, 27 медицинских учреждений, баня, дом ребенка, 9 детских садов. Население города обслуживало 153 магазина, 23 столовые, 8 ресторанов, телефонная станция, радиоузел, 7 почтовых отделений, 4 гостиницы.

Ведущая: Горожане работали и отдыхали, учились и влюблялись, создавали семьи и радовались первой улыбке ребенка…

Эти летние дожди,
эти радуги и тучи –
мне от них как будто лучше,
будто что-то впереди.

Будто будут острова,
необычные поездки,
на цветах – росы подвески,
вечно свежая трава.

Будто будет жизнь, как та,
где давно уже я не был,
на душе, как в синем небе
после ливня, – чистота…

Эти летние дожди,
эти радуги и тучи –
мне от них как будто лучше,
будто что-то впереди.

(С.Кирсанов)

Документальная фонограмма с записью голоса Ю.Б.Левитана: "Сегодня, 22 июня, в 4 часа утра без объявления войны фашистские войска напали на нашу страну…"

Ведущая: (Первые фразы песни "Священная война" и на фоне затихающей мелодии): Гродно стал одним из тех городов, которые уже 22 июня 1941 года приняли на себя удар немецко-фашистских захватчиков.

Ведущий: Практически с первых минут войны город начала бомбить фашистская авиация. Бомбардировка продолжалась весь день… Была разрушена центральная часть города и улицы, примыкающие к мостам через Неман, погибали мирные жители…
Из воспоминаний Зои Васильевны Розановой:
"Я проснулась от непонятного грохота. Мне шесть лет, и я еще не понимаю, что это рвутся бомбы. Бомбят Гродно. В комнату вошел отец, сказал матери: "Это война!"
Мама помогла мне одеться и повела нас со старшей сестрой в подвал. Там собрались все жители нашего дома. Мы с трудом нашли место и сели. Вдруг, на нас обрушился страшный грохот, стены задвигались, на головы посыпались кирпичи, поднялась пыль… Тихо было одно мгновенье, и тут же новый взрыв, – взрыв крика… Кричали, стонали, плакали почти все… Сколько это длилось, я не знаю. Казалось, вечность…"

Ведущая: На Гродно наступал 8-ой армейский корпус гитлеровцев в составе трех пехотных дивизий. Враг имел тройное численное преимущество и рассчитывал первыми же ударами уничтожить наши войска…

Ведущий: Эти планы немецкого командования были сорваны. Бои на гродненском направлении приобрели затяжной характер и продолжались вплоть до 26 июня. Пять дней самоотверженные воины гродненского гарнизона сдерживали немецкую армаду!
Из воспоминаний Г.К. (Георгия Константиновича) Здорного, бывшего начальника 86-го Августовского пограничного отряда:
"Получив сообщение, что по шоссе на Гродно начали двигаться большие силы немцев, начальник 2-й линейной заставы 1-й комендатуры лейтенант Васильев собрал все наличные силы и без промедления бросился на встречу врагу. В это же время начальник штаба 1-й комендатуры капитан Гиль, также принимает решение немедленно бросить туда резервную заставу и кавалерийский состав комендатуры.
И вот две небольшие группы пограничников, одна со стороны 2-й заставы бегом и вторая от комендатуры галопом на лошадях, понеслись навстречу танкам, автомашинам и мотоциклистам врага и сходу вступили с ними в бой на открытой, не подготовленной для обороны местности. Сколько времени продолжался этот бой, неизвестно, как неизвестно и то, остался ли в живых хоть один из участвовавших в нем пограничников…"

Пусть век мой недолог, –
Как надо его проживу.
Быть может, осколок
Меня опрокинет в траву.
Иль пуля шальная
Мой путь оборвет на юру.
Где – точно не знаю,
Но знаю, что так я умру.

(А.Межиров)

Из воспоминаний Андрея Даниловича Шмелева, бывшего курсанта учебной роты, которая три дня отражала атаки немцев:
"…Третий день был самым тяжелым и трагическим. Кончились снаряды, на исходе были патроны. К мукам жажды и голода прибавилась психологическая пытка – видишь его, фашиста, в прицел, но не стреляешь, экономишь патроны. Немцы, конечно, поняли, что нам практически нечем вести бой, стали действовать наглее – с зарядами взрывчатки накапливались у стен дота.
Развязка наступила около полудня. Фашисты спустили в перископное отверстие мощный толовый заряд и подорвали его. Страшной силы взрыв сорвал с петель полутонные двери, обрушил бетонные перегородки. Из 22 человек в живых нас осталось только пятеро, раненых, контуженных, оглушенных взрывом. Понимая, что гитлеровцы обязательно появятся в доте, чтобы удостовериться в гибели гарнизона, мы кое-как спустились через люк на нижний этаж. Однако это не спасло нас. Услышав стоны находившихся в беспамятстве раненых, немцы спустились и в упор расстреляли нас из автоматов".

Мы лежали и смерти ждали –
Не люблю я равнин с тех пор…
Заслужили свои медали
Те, кто били по нас в упор, –


Было летнее небо чисто,
В ржи запутались васильки…
И молились мы, атеисты,
Чтоб нагрянули ястребки.

(Ю.Друнина)

Из воспоминаний А.П. (?) Проскурина, бывшего заместителя командира 127-го истребительного авиационного полка: "Первый воздушный бой провела в пятом часу утра пятерка истребителей, возглавляемая старшим политруком Даниловым. Севернее Гродно на высоте полутора тысяч метров летчики увидели немецкие бомбардировщики и пошли в лобовую атаку. Два гитлеровца, не выдержав, со снижением стали уходить обратно, но ведущий "Юнкерс" продолжал полет. С третьей атаки Данилов уничтожил его.
В это утро летчикам еще не раз пришлось продемонстрировать свое мастерство. Свыше 30 минут продолжалась схватка в небе над Гродно. В ней с обеих сторон участвовало до 70 самолетов. И хотя у противника было не только количественное, но и качественное преимущество, в гродненском небе они не почувствовали своего превосходства…"

Ведущий: Отражая налеты противника, только воины 127 авиационного полка сбили 47 вражеских самолетов. В первый день войны в небе над Гродно нашими летчиками были осуществлены четыре воздушных тарана.
Видеоряд

Ведущая: В захваченном городе немцы установили жесткий оккупационный режим. Был введен комендантский час. На выезд за границы города требовалось специальное разрешение. Закрыты и подверглись разграблению кинотеатры, музеи, дом народного творчества, музыкальная школа, ботанический сад. В Германию вывезли животных из зоопарка. В июле 1941 года был публично сожжен 50-тысячный фонд библиотеки педагогического института. Из 20 школ, в которых до войны обучалось 12 тысяч гродненских детей, немцы разрешили сохранить одну – на 200 учеников.

Ведущий: Закрываются медицинские учреждения. Определены нормы на продуктовые товары: недельная норма на одного человека составляла 75 граммов мяса и 500 граммов хлеба.
Из воспоминаний Зои Васильевны Розановой:
"Мы поселились по улице Кирова, в доме напротив нашего разбитого. Что осталось в памяти? Люди, их поступки. Отдельные эпизоды…
…Мы стоим в длинной-предлинной очереди за хлебом… Дома хлеб разрезаем, а он крошится, разваливается. С опилками. …Я сижу у окна, а мимо гонят людей. То в тюрьму, то из тюрьмы на вокзал: такая уж наша улица, на ней тюрьма, жандармерия, полиция".

Ведущая: С первых дней оккупации немцами была введена система заложников. Так, в 1942 году за убитого около Волковыска немца, фашисты взяли в качестве заложников 50 человек городской интеллигенции – учителей, инженеров, врачей – все они были расстреляны. В августе 1943 года, без какого-либо обвинения, около деревни Наумовичи было расстреляно 85 человек польской интеллигенции.

Ведущий: С расстрела 80 человек интеллигенции началось и уничтожение евреев. А к весне 1943 года в городе появилось объявление о том, что Гродно "очищен" от евреев – почти 30 тысяч гродненцев, меньше чем за два года, были расстреляны, повешены, сожжены в крематориях Освенцима. Из воспоминаний Зои Васильевны Розановой:
"…Идут люди с желтой звездой на груди и спине. Это евреи. Они не имеют права ходить по тротуару, за подобный "проступок" – расстрел. Для них в городе отгородили гетто… Однажды моя подружка Зина предложила мне туда сходить. Там было страшно. В маленьких комнатушках – по 6-10 человек. Лежали больные…люди были так измучены, что не обращали на нас внимания…
Мы с Зиной были в этом гетто еще раз, после того, как всех людей вывезли и уничтожили. Мы шли по тем же комнатам, только они были пусты. Немцы хозяйственно вывезли оставшиеся вещи, и только поломанные детские игрушки валялись то там, то здесь. Я, ребенок, взяла куклу, подержала и положила…"

Звучит хор православных духовных песнопений "Дойлiдства"

Ведущий: Вообще, массовый террор населения являлся результатом продуманной политики: по плану "Ост", в Гродно предусматривалось переселить 10 тысяч немецких колонистов, при этом в качестве рабочей силы рассчитывали оставить до 20 тысяч местного населения – значит, 50 тысяч были обречены на уничтожение.

Ведущая: Неслыханные зверства творили фашисты и в лагерях для военнопленных, которых было несколько в Гродно и его окрестностях. Только в одном лагере, располагаемом на территории военного городка по улице Красноармейской к осени 1942 года было уничтожено более 3 тысяч человек. А на территории лагеря у деревни Колбасино обнаружено 68 могил, в которых было захоронено 18 тысяч человек.

Из воспоминаний Давида Захаровича Кагана, бывшего узника:
"…Заключенные сгрудились у забора, поверх которого натянуто два ряда колючей проволоки. В этом месте подъем на мост через Неман. Людей в городе сегодня больше, чем в другие дни. Вот неторопливо идет женщина, не обращая на нас внимания. Вдруг она наклоняется, достает из кошелки буханку хлеба и швыряет на головы пленным. Человек пять падают прямо в грязь… Через минуту они встают со счастливыми лицами: у каждого в руке по кусочку хлеба…
…Голод и болезни делают свое дело. С каждым днем все больше людей погибает. За проволокой проходит дорога к траншеям, где хоронят умерших. Еще только начинает светать, а уже слышен топот, крики, ругань. Одного за другим приносят мертвых со всего лагеря. Шатаясь от изнеможения, четверо волокут труп, ухватив его за руки и за ноги. Зимняя стужа и страх перед мертвецом торопят людей. Припорошенные снегом, тянутся длинные гребни земли, выброшенные из огромных свежевырытых траншей. Пока их не заполнят трупами доверху, они останутся открытыми…"

Помолчим над памятью друзей,
Тех, кого мы больше не услышим,
Не увидим тех, кто жизнью всей
Вместе с нами в день грядущий вышел.

Помолчим. Не потому, что нам
Нечего сказать об уходящих.
Мы их назовем по именам,
Как живых, живущих настоящим.

Помолчим, чтобы сказать о них
Не холодным, равнодушным словом,
Чтоб они воскресли хоть на миг
Всем звучаньем голоса живого.

Всем живым биением сердец,
И улыбкой, и рукопожатьем,
Нашим спором, ссорой, наконец,
Примереньем, дружеским объятьем.

Шла эпоха в полыханье гроз,
Но никто из нас не шел сторонкой,
Всяк свой клад в сокровищницу нес,
Не скупясь, монетой самой звонкой.

Пусть же слова нашего зачин
Прозвучит как запевала в хоре!
А пока – ни слова. Помолчим,
Затаив потери боль и горе.

Звучит хор православных духовных песнопений "Дойлiдства"

Ведущая: По мере приближения линии фронта в 1944 году, гитлеровцы стремились спрятать следы своих зверств – откапывали и сжигали трупы. А в тех случаях, когда уже не успевали, разравнивали могильные холмы граблями или разбивали на них "клумбы". Только во дворе гродненской тюрьмы под таким "цветником" были найдены останки тысяч людей, среди которых – закопанные живьем дети.

Привели сынишку коммуниста.
Встал он рядом с матерью у рва.
А стрижи резвились в небе чистом,
И росла веселая трава.

Дал команду офицер немецкий.
Автоматы глянули в упор.
Вот взметнутся огненные всплески,
И окончен будет разговор.

Но иначе думает курносый,
И улыбка на его лице:
Не докурит немец папиросы,
Все не так получится в конце!
Из-за леса вылетит тачанка,
И враги рванутся наутек.
Пулеметом прострочит их Анка.
Слышишь, конский топот недалек!

Или красных партизан засада
Пленников избавит все равно,
Или Павка налетит с отрядом…
Словом, так, как видел он в кино…

И упал мальчишка навзничь с верой,
С ожиданьем радостным в глазах,
Что покончат с этим офицером
Красные, примчавшись на рысях!

Звучит хор православных духовных песнопений "Дойлiдства"

Ведущий: В июле 1944 года на втором этапе наступательной операции "Багратион", советские войска подошли к нашему городу. Немецкое командование придавало огромное значение удержанию Гродно в своих руках, который являлся крупнейшим коммуникационным узлом и одним из основных опорных пунктов обороны на подступах к Восточной Пруссии.

Ведущая: Жестокие бои шли на протяжении 15 июля. Тем не менее, к исходу дня, 6-я гвардейская кавалерийская и 174-я стрелковая дивизии прорвали оборону гитлеровцев, вышли к северным и северо-восточным границам города и в 22 часа начали штурм. В результате ночного боя к утру 16 июля правобережная часть Гродно была освобождена.
Из воспоминаний ветеранов, Георгия Михайловича Артемьева, Н. (Николая)И.(Ивановича) Веснянцева и Михаила Григорьевича Хомуло: "Бои на подступах к Гродно и в городе были напряженными и тяжелыми. После ночных уличных боев наш полк весь день 16 июля располагался здесь, в городском парке. Моя 9-я рота находилась в долине реки Городничанка. Готовились к форсированию Немана: чистили оружие, снаряжали патронами диски автоматов… В ночь на 17 июля полк переместился в район католического кладбища у Немана. Рано утром начали форсирование…"
"… Подошли к тому месту, где саперы наладили лодочную переправу. Кстати сказать, гребцами на лодках были не только бойцы, но и местные жители. Мужчины и даже женщины. Именно к лодке с одной из них подвели меня и сказали: – Садитесь к ней, не подведет. Лодкой управляет прямо-таки виртуозно…"
"…Мы знали, что это наш последний бой. Обнялись, попрощались… Документы сложили в брезентовый вещмешок и отправили на правый берег… На каждого приходилось до 50 метров обороны … За день отбивали по 2-3 контратаки фашистов… Вдруг, немцы остановились… Громкое "Ура!" загремело на правом фланге. Немцы бросились бежать. Мы поняли: наши главные силы перешли в наступление…"
"Студент": В ознаменование этой победы в Москве вечером того же дня был дан салют 20-ю артиллерийскими залпами из 224-х орудий. Так пришла Победа, Наша Победа! Потому, что ее добились наши деды… А мы ИХ внуки! МЫ ВАШИ ВНУКИ! И кому как не нам в лихую годину встать рядом, в один строй. Кому как не нам превратить Родную землю, в цветущий край! Кому как не нам прославить его в века! Мы, сделаем это… (Все) Клянемся… Клянемся… Клянемся…

Звучит хор православных духовных песнопений "Дойлiдства"
(зажигаются лампады и устанавливаются у подножья памятника)

Ведущая: 60 лет тому назад отгремели последние выстрелы Великой Отечественной войны. Уже исчезли руины, заросли окопы, родились новые поколения, не знающие страха.

Ведущий: Однако память людская сильнее времени. Она хранит в себе величие подвига советского народа, цена которому – жизнь.

Ведущая: Остановитесь, посмотрите вокруг, загляните в свою душу, оцените прожитое и подумайте: достойны ли мы тех, кто в первые минуты опасности лицом к лицу встретил смерть, прошел тяжелые версты войны и привел нас к Великой Победе.

Ведущий: 22 июня – день скорби для каждого белоруса…

Ведущая: Мы преклоняем колени перед павшими…

Ведущий: Мы воздаем честь ветеранам…
Все вместе: Мы, призываем к ПАМЯТИ!!!